Красная книга российской эстрады

Истории песен и романсов


Экипаж - одна семья

Музыка Виктора Плешака, стихи Юрия Погорельского


Нам нужны такие корабли на море,
Чтобы мы могли с любой волной поспорить,
Маяки нужны, и нужен нам локатор,
А еще нам верные нужны ребята!

И тогда
Вода нам — как земля,
И тогда
Нам экипаж—семья,
И тогда
Любой из нас не против
Хоть всю жизнь
Служить в военном флоте!

Нам для службы на море нужны походы
И приветы из дому в далеких водах,
И, чтоб не терять минут свободных даром,
Нам, конечно, в кубрике нужна гитара!

И тогда
Вода нам — как земля,
И тогда
Нам экипаж—семья,
И тогда
Любой из нас не против
Хоть всю жизнь
Служить в военном флоте!

Нам нужны для службы якоря и тросы,
Нужен нам устав, что помнят все матросы,
Нужен флаг, что реет над волною синей,
А всего нужнее Родина — Россия!

И тогда
Вода нам — как земля,
И тогда
Нам экипаж—семья,
И тогда
Любой из нас не против
Хоть всю жизнь
Служить в военном флоте!


           Из воспоминаний поэта Юрия Михайловича Погорельского:

           Сначала родились стихи, причём родились случайно, из вдруг пришедшего на память слова «локатор». Слово это «потянуло» за собой строчку: «Нужен нам локатор…» Локатор — ребята. За «ребятами» пошёл припев, оказавшийся почему-то «морским», хотя во флоте служить мне не довелось».

           Когда стихи были написаны, поэт предложил их совсем молодому тогда композитору студенту Ленинградской консерватории Виктору Плешаку. Может быть, потому, что был разгар лета, никого из маститых его коллег и друзей-композиторов в Ленинграде не оказалось, а может, и потому, что верил в него, в то, что он сумеет сделать эти стихи хорошей песней.
           Из воспоминаний Виктора Плешака:

           Песню эту мы с Юрием Михайловичем написали залпом, это было вдохновение. Но так просто всё не бывает, и потому теперь, спустя годы, я ищу причины этого внезапного чуда.
           Во-первых, были очень точные, эмоциональные, с «изюминкой» стихи. Во-вторых, ритм марша — мой излюбленный. В-третьих, я только что тогда закончил работу над музыкой для радиопередачи «Морские вести», где были песни о море. В-четвертых, мой отец служил на одной из военно-морских баз Балтфлота, хотя я был человек сухопутный (работал в автопарке), и в воспоминаниях детства ярко запечатлелись молодые, задорные, красивые лица матросов, шагающих со строевой песней».


            В то время ЦК ВЛКСМ, радиостанция «Юность» и другие организации проводили конкурс песен, посвященных Армии и Флоту. На конкурс нужно было послать два конверта: в одном — клавир и слова песни, в другом — фамилии и другие данные об авторах. В. Плешак и Ю. Погорельский тоже решили участвовать в конкурсе и отправили свою песню 31 августа (при том, что срок подачи произведений на конкурс заканчивался 1 сентября).
           Через месяц пришел ответ, что в результате прослушивания на первом туре песня во второй тур не прошла. Авторы, конечно же, огорчились, но вскоре забыли про это. И вдруг в ноябре, когда передавали песни, попавшие в финал, они услышали, как один из самых популярных в то время ансамблей «Самоцветы» лихо исполняет их песню. Вскоре были объявлены результаты: песня заняла второе место (первого не присуждали) и получила приз радиослушателей для самой популярной песни конкурса. Но своих имен авторы не услышали. Что же произошло?
            Оказывается, до последнего момента члены жюри, оценивавшие произведения, которые поступали в адрес «Юности», ничего не знали о том, кто их сочинил. Песни давались под девизом и в эфир шли без представления имен авторов. Судьбу их в равной степени определяли радиослушатели и члены жюри. Последние, скорее даже, сверяли свою оценку с оценкой слушателей. Но в первом туре именно жюри определяло: допускать или не допускать песню на следующий, где ее уже вручали исполнительским коллективам для разучивания, аранжировки и т. п.
            Вот жюри-то как раз и забраковало песню Погорельского и Плешака. Клавир ее и слова отложили в стопку с такими же песнями-неудачницами. Так бы и пролежала она там, всеми забытая, если бы не пришло вдруг в голову молодому руководителю «Самоцветов» Юрию Маликову, который пришел на «Юность» получить для оркестровки и разучивания со своим ансамблем несколько песен, прошедших на второй тур, полюбопытствовать, а нет ли чего подходящего для репертуара ансамбля среди отвергнутых песен. Тут-то он и «споткнулся» на песне со странным и непривычным названием «И тогда». Прочитал слова, пробежался глазами по мелодии и сказал редакторам «Юности» и устроителям конкурса: «Вы, как хотите, а я забираю эту песню, и мы с ребятами разучим и обязательно ее споем…» Это и решило судьбу «Экипажа…».
            Устроителям же конкурса пришлось искать авторов песни-победительницы, поскольку конверт с данными о них оказался утерянным.
            Наконец, перед самым новым, 1973 годом были объявлены авторы песни. Справедливость восторжествовала! А песня уже полетела по стране. Ее запели все флотские ансамбли. Она зазвучала в матросских кубриках и в строю. Композитор В. В. Плешак рассказывает, что на встречах с моряками Северного и Черноморского флотов, с курсантами военно-морских училищ ему приходилось слышать, что песня эта стала обязательной для исполнения в строю, что в народе сочинили на эту музыку много новых куплетов, а то и целиком текстов. Большая награда авторам, когда знаешь, что песню твою поют и просто так, в компании, как любимую.
            В 1974 году на встрече автора с пионерами два детских хора — Таллинского Дворца пионеров и Дворца пионеров города Фрунзе — по требованию публики четыре раза подряд исполнили эту песню. В Эстонии она была включена в школьные программы. В пионерских лагерях она отрядная, а иногда и лагерная песня.
           С тех пор композитором написано уже много песен, но сравниться с этой по популярности ни одна пока не может. Она стала как бы его визитной карточкой.


    Песню исполняют:

    АПП СФ
    АПП ТФ
    Юрий Богатиков
    Ирина Кулькова и Диана Тагиева
    Образцовый оркестр ВМФ СССР
    Оркестровая группа ансамбля "Сиверко"
    ВИА "Поющие Юнги"
    ВИА "Самоцветы"
    Хор Академии водного транспорта
    Хор телевидения и радио Санкт-Петербурга
    Эдуард Хиль